Не забыт Борис Карыгин коллегами и театралами » Волжские Вести
» » Не забыт Борис Карыгин коллегами и театралами
Регистрация
Новые новости
Все новости
Популярное
Архив газеты
91 от 29.11.2019
Все номера
Фоторепортаж
Зимний фестиваль "Добрые соседи"
Поединок с природой. Выставка Ю. Тайдакова


Рейд по незаконным потребителям электроэнергии
Все фоторепортажи
Календарь
«    Декабрь 2019    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031 
0

Не забыт Борис Карыгин коллегами и театралами

Автор: administratorкатегория: Культурадата: 19-11-2019, 09:59
Заслуженному артисту России Борису Карыгину 31 октября этого года могло бы исполниться восемьдесят пять лет. О нем помнят.
Артист нашего драмтеатра Сергей Малышев поступил в Сызранский колледж искусств и культуры им. О. Н. Носцовой в 2009 году. И попал на курс Карыгина. 
- Он не изображал перед нами, студентами, мэтра. Дистанция была отеческая, - говорит Сергей. - И, несмотря на то что Борис Романович был великим мастером, одним своим появлением перед зрителями срывавшим овации, перед каждым выходом на сцену он волновался так же, как в первый раз. 
Наставнику удавалось буквально с первого раза объяснить, что требуется от молодых актеров. Но и опытные артисты знали: если сцена, как говорится, «не идет», Борис Романович всегда подскажет, как сделать правильно. 
Малышев вспоминает драматический спектакль «Старомодный коктейль», посвященный разлуке близких людей. В зале творилось что-то невообразимое. Зрители плакали. Многие, выходя из зала, скорее звонили своим близким. Вот таким артистом был Борис Романович.
Город у нас маленький и театральный. Неудивительно, что Карыгин не мог спокойно пройти по улице - его узнавал каждый второй прохожий. 
Малышев вспоминает, как однажды таксист категорически отказался от протянутых Карыгиным денег: «С артистов платы не берем!» «Это был человек, которого хотелось обнимать», - говорят коллеги о Борисе Романовиче. 
Заслуженная артистка РСФСР Лидия Дымова училась вместе с Карыгиным в Куйбышевской театральной студии и впоследствии работала с ним на одной сцене. 
- Он очень тщательно готовился к роли. Ему удавалось ухватить яркую частичку внешнего вида или черту характера любого персонажа, - вспоминает Дымова. - У него были удивительные глаза... Борис Романович мог играть роль десятки раз, и все равно на сцене не сдержать слез. 
- Если так глубоко проживать каждый спектакль, то можно и с ума сойти! - не удерживаюсь я.
На что Лидия Георгиевна резонно отвечает: 
- Такова наша профессия. Актер не может ходить с глазами сытой коровы, в нем должен пылать огонь.
Карыгин был человеком взрывным, но отходчивым. Мог бросить текст пьесы, отказаться от роли, уйти в гримерку... И, развернувшись на полпути, вернуться на репетицию. Мог поспорить с главным режиссером, хотя они с Александром Ривманом обычно бывали дружны. Однако старожилы театра не помнят, чтобы Борис Романович или его жена Валентина Ивановна кого-то обидели. Это была чуткая и гостеприимная семья. 
 Дымова со смехом вспоминает, как во время репетиции, слушая замечания Ривмана из зала, Борис Романович тихонько спросил Лидию Георгиевну: «Ты что-нибудь понимаешь? Вот и я тоже нет». И тут - возглас режиссера: «Боря! Вот сейчас хорошо сидишь!» Карыгин посмотрел на партнершу и добавил: «Вот теперь я точно ничего не понимаю!»   
Раньше артисты сызранской драмы регулярно выезжали в села. Такие гастроли сложнее городских: пока местные пригонят и подоят своих коров, разберутся с домашним бытом - уже и ночь за окном. Но бригадиру труппы Борису Карыгину всегда удавалось и добиться для коллег приличных гостиничных номеров, и договориться о питании после спектакля, ведь к полуночи в деревне ничего съестного не купить.  
Однажды во время спектакля в Елховке у Лидии Дымовой прямо на сцене закололо сердце. Она шепнула об этом Карыгину, ведь сама не могла уйти за валидолом посреди действа. Борис Романович сработал оперативно, и за кулисами артистку встретила докторша со шприцем наготове. И это - ночью, в незнакомом селе. А зрители ничего не заметили! 
Даже разменяв восьмой десяток, Карыгин не жалел себя и трудился, невзирая на усталость. Он ушел в мир иной во время репетиции спектакля по роману Ф. Достоевского «Бесы» 31 января 2012 года, но память о нем жива и по сей день. К восьмидесятипятилетию великого артиста в фойе сызранской драмы воссоздали гримерку Карыгина. Афиши, программки, костюмы... 
Театралка Любовь Чибисенкова старалась не пропустить ни одной постановки, в которой участвовал Борис Романович. 
- Помню, как в девяностые годы мы смотрели спектакль на турбазе, - рассказывает она. -  Ливень усиливался. Борис Романович говорил все громче и громче, а зрители не расходились. Артист удивленно спросил у них: «Продолжаю играть?» И довел дело до конца. Я ходила на многие постановки, но особенно мне нравились те, где Карыгин работал в тандеме с Лидией Дымовой. 
Я смотрю снимки Бориса Романовича. Большие глаза, «киношная» внешность. Но предложения о съемках и приглашения в большие театры заслуженный артист России отвергал. Он и его супруга Валентина Ивановна были преданы сызранской драме и отдали себя ей без остатка. 
Елизавета САРАЕВА

Теги:

Другие новости по теме:

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.