Новокашпирский готовится отметить 100-летие » Волжские Вести
» » Новокашпирский готовится отметить 100-летие
Регистрация
Новые новости
Все новости
Популярное
Архив газеты
68 от 6.09.2019


Все номера
Фоторепортаж
День мужества



Сызранский помидор



Азаров и Карелин


Все фоторепортажи
Календарь
«    Сентябрь 2019    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30 
0

Новокашпирский готовится отметить 100-летие

Автор: Редакторкатегория: Город и людидата: 21-08-2019, 13:38
Так уж устроен мир, что в нем нет ничего вечного. Все когда-то зарождается, получает развитие, а потом приходит в упадок, отмирает. А на смену приходит что-то новое. Так случилось и с шахтерским делом в Сызрани. 
В практическое русло оно перешло ровно сто лет назад, когда созрела общественная потребность. Топливный голод в Гражданскую войну заставил начать разработку сланцевых пластов. 
И были времена расцвета местного шахтерского поселка - Кашпиррудника. Ныне он называется Новокашпирским. 
Профессия горняка считалась многие десятилетия весьма почетной, что выражалось в заработной плате здешних тружеников, их наградах, материальном снабжении этого уголка Сызрани. Но настали времена «Кашпирского тупика». Так образно охарактеризовал здесь ситуацию в 90-е годы собственный корреспондент областной газеты «Волжская коммуна» сызранский журналист Вячеслав Железняков. И горняцкое дело в городе стало на глазах хиреть, сворачиваться, вплоть до ликвидации шахт… На то были объективные причины. Некоторое время спустя, впрочем, завод «Медхим» возобновил добычу сланца в штольне в небольших объемах, чтобы обеспечить производство ихтиола и вазелиновых масел.
Но давайте по порядку вспомним историю сызранских сланцев. 
Это полезное ископаемое исстари называли «горючим камнем». А в наших местах он был обнаружен довольно давно. Еще в 1769 году немецкий ученый, находившийся на русской службе, Пётр Симон Паллас, обследовав залежи пластов на Кашпире, выходивших прямо на поверхность «выше прибылой воды», назвал их «шиферным угольем». Почему? По виду порода очень походила на шифер близ Симбирска.
Паллас, досконально обследовав берег, пришел к выводу, что здесь имеется громадное месторождение. И разработка его будет, безусловно, «в пользу жителей в безлесных низких странах Волги». 
Много раз ученые и в XIX веке, изучая геологию Поволжья, приходили к той же мысли. Кашпирский горючий камень можно использовать в качестве топлива и в жилищах, и на пароходах. Такого мнения были русские геологи Н. В. Широкшин и С. В. Гурьев (1830),         Г. Д. Романовский (1864), профессор А. П. Павлов (1884), англичанин Р. И. Мурчисон (1845).
Собственно говоря, а что же такое сланец? Это полезное ископаемое представляет собой известковую или глинистую горную породу, только пропитанную органическими веществами, чаще всего входящими в состав черного золота. Академик Иван Михайлович Губкин стал отцом «Второго Баку». Так назвали нефтеносный район в Поволжье. В Сызрани одна из улиц носит имя ученого. Губкин назвал горючий сланец «недоразвитой нефтью», потому что тот похож на полуфабрикат черного золота. Ведь многие миллионы лет назад та территория, на которой мы ныне живем, была дном древнего моря. В самом конце мезозойской эры огромное количество представителей фауны погибло почти одномоментно, о чем свидетельствуют обширные пласты органических отложений. Однако образование черного золота только началось. И некоторых условий не хватило для возникновения «нормальной» нефти. А получился горючий сланец - низкокалорийное топливо с высокой зольностью. 
Тем не менее у исследователей и практиков в начале XX века был большой оптимизм по поводу использования горючего камня. Хотя все его свойства и особенности пока не выявили. Еще во время Первой мировой войны были составлены проекты использования сланца. Однако серьезная разведка месторождений и их промышленное освоение начались только в Гражданскую. Возглавил эту работу Губкин, тогда еще горный инженер. Летом 1918 года по его инициативе на Среднюю Волгу были направлены две геологические партии. Однако им помешали вспыхнувший как раз в наших местах чешский мятеж и захват белогвардейцами этой территории. Спустя год геологи все-таки провели порученную им работу и представили подробный отчет в Совнарком. Создается Главное управление сланцевой промышленности (Главсланец).
С осени 1919 года по инициативе местных властей на Кашпире уже началась добыча сланца. К его концу было выдано на-гора 270 тонн породы, а за следующий - более 13 тысяч тонн этого полезного ископаемого. Сызранский сланец вывозился в Вольск, Балаково, Саратов, Самару, Астрахань. В 1923 году общая протяженность всех подземных выработок на Кашпирском руднике достигла трех верст. В те годы способ добычи сланца был примитивным. Шахтеры использовали лишь кирку, кувалду да лопату. Вручную производилась и откатка породы в деревянных вагонетках.
Справедливости ради следует упомянуть, что Кашпирское месторождение было не единственным в стране. Горючий камень добывался также в Петроградском районе (позже Ленинградская область), в пос. Веймарн (Прибалтика), в соседних Ундорах, Саратовской области, Чувашии. Разведано было и самое крупное в СССР месторождение Общий Сырт (на границе Поволжья с Казахстаном) - от одного до десяти миллиардов тонн. Уже в начале 20-х годов ставится вопрос о строительстве сланцеперегонного завода. С предложением ученых поставить его в Веймарне руководитель государства В. И. Ленин не соглашается. Слишком близко пролегает граница. Его точка зрения возобладала: переработку ископаемого надо вести в Поволжье, на Кашпире.
После страшного голода в наших краях, а также в результате замены политики военного коммунизма нэпом спрос на сланцевое топливо резко упал. С окончанием Гражданской войны транспортные коммуникации постепенно восстанавливались. И потому в качестве горючего вновь стали использоваться бакинская нефть и донецкий уголь. А на строительство сланцеперерабатывающих заводов денег у молодой Советской Республики пока не было. И во второй половине 1924 года Кашпирский рудник закрыли.
Однако вскоре берется курс на индустриализацию страны. Планируется создание тяжелой промышленности, строительство новых заводов, дорог, шахт. Для реализации этой амбициозной программы нужна была энергетическая база. А сланцы как раз могли служить топливом для электростанций. Их строительство намечено и в Сызрани. Подразумевается использование ископаемого и как сырья для химической переработки. В первый же год первой пятилетки - 1929-м - добыча горючего камня в кашпирских штольнях возобновляется.
Продолжение следует.
Елена Мочалова

Теги:

Другие новости по теме:

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.