Версия для слабовидящих
Военное детство не забудется никогда - Волжские Вести
Военное детство не забудется никогда

Завтра — 22 июня. В этот день 81 год назад началась Великая Отечественная война. Наша землячка Лидия Папшева не бывала на полях сражений. Но ее жизнь тесно связана с тем временем.

Она говорит о себе: «Я простая русская крестьянка. Все в нашем роду тоже работали на земле». Это так. Семья Лидии Семёновны, по ее словам, была такой же, как и сотни других в их селе. Много детей. Огород. Двор с сараями, в которых дрова, сено, косы, грабли. Баня. Постройки для скотины и птицы.

Когда началась война, Лида как раз окончила второй класс. Папа ее ушел воевать в июле 1941-го, а уже в августе на него пришла похоронка. У мамы на руках осталось пятеро детей. Самому младшему — 3 месяца.

— Ну и какая мне тут учеба?! Надо было выживать, сохранять братьев-сестер. И, конечно, помогать колхозу, — вспоминает Лидия Семёновна.

Смотрит куда-то вдаль задумчиво. Понимаю, что в этот момент перед ее глазами будто плывут картины тех дней. Вот она, десятилетняя Лида, едет на телеге, запряженной быком. Везет зерно. Животное вдруг начинает беспокоиться, кидаться из стороны в сторону. Девочка своими худенькими ручками натягивает вожжи, пытается выровнять повозку. Страшно. Хочется плакать. Но мысль не о себе. А о том, как бы не рассыпать зерно.

Вот она работает в колхозе на прополке. Рядом, на поле, ее сверстники. Солнце, жара. Сейчас бы в тенечек отдохнуть. Нельзя. Солдатам на фронте куда тяжелее. Им нужен хлеб.

…Во время обеда ребятишки пьют теплую воду из жестяных кружек. Кто-то из взрослых смотрит на них, произносит с уважением: мол, вот она, самая главная наша сила. Вроде еще детвора, а уже такие большие люди…

Еще один эпизод. Зима. Лида стоит на базаре. Она только что продала немного домашнего сена и теперь предвкушает, как приедет домой с выручкой. Тогда кроме драников из мерзлой картошки на стол можно будет подать и что-то еще. Мороз пробирает до костей, но на душе весело. И вдруг девочка понимает, что денег в кармане нет. Их ловко украли. Что сказать малышне, которая ждет ее с едой? Как посмотреть в глаза маме? Ужас!

Он был так велик, что Лидия Семёновна помнит то состояние до сих пор. Рассказывая о пережитом, она очень волнуется. Поэтому мы договариваемся с ней больше не листать эти страницы.

— В фильмах про то, как молодежь трудилась в тылу, часто показывают похожие кадры. Вот ребята собираются на отдых и начинают мечтать, кем они станут после войны. Один — врачом, другой — учителем, третий — агрономом. Честно скажу: у меня и моих ровесников  таких  задумок не имелось. У нас был свой фронт. И мечтали мы только о том, чтобы выстоять, — говорит Лидия Семёновна.

Потом она трудилась в хлебопекарне. Была кочегаром, уборщицей. Заболела менингитом. Не понимая, что с ней, до последнего ходила на работу. Упала в раздевалке, потеряла сознание. Лежала там, пока ее не хватились.

Земледел в литейке завода «Сызраньсельмаш». Дорожная рабочая СМУ № 6 стройтреста № 4. Да, дальнейшая работа Лидии Семёновны тоже была не из легких. А сколько она таскала тяжестей! Грузила кислородные баллоны, ящики с гвоздями, мешки с солью… И никогда не показывала, что ей трудно.

У Лидии Семёновны много наград. Но одну из них она считает особенно важной. Это медаль «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.». Очень многое сокрыто в ней.

— Моя мама — великая труженица. Она всегда была для нас примером. Я ею горжусь, — говорит Лариса, младшая дочь Лидии Семёновны.

— Моя бабушка печет замечательные пироги и ватрушки. А как поет! Она самая добрая и хорошая на свете, — улыбается внук Николай.