Версия для слабовидящих
Любовь к небу передал потомкам - Волжские Вести
Любовь к небу передал потомкам

20 марта Сызранское военное училище летчиков отметило 82-й день рождения. Пользователи Интернета оставляли в пабликах свои поздравления вузу, а также комментарии. Одно из посланий написала Татьяна Задворнова. Она упомянула своего дедушку. Григорий Андреевич Усов был одним из первых инструкторов Саратовской военной авиационной планерной школы. Из нее и вырос наш прославленный СВВАУЛ.

В 1981 году газета «Красный Октябрь» рассказывала о ветеране Великой Отечественной войны Григории Усове. О том, как он в числе лучших выпускников Архангельского аэроклуба, а затем Пермского училища летчиков был направлен в Саратовскую планерную школу. Окончил ее в апреле 1940 года и получил удостоверение летчика-инструктора. В газете писали о том, как командир авиазвена лейтенант Усов на своем самолете СБ буксировал за линию фронта планеры с оружием и боеприпасами для партизан. О том, как горел, дважды был подбит. Как однажды, уходя от «мессеров», увел свой самолет в крутое пике. Потом выровнял машину. И дотянул до своих на бреющем. Тот дерзкий маневр аукнулся летчику контузией, а потом и проблемой со слухом.

На нашу встречу Татьяна принесла тот самый выпуск газеты. А также другие документы, касающиеся деда. В их числе — справку о летной практике в аэроклубе, выданную в 1937 году молодому Усову и открывшую ему путь в авиацию.

— Дед родился в крестьянской семье, но всегда мечтал о небе, — говорит Татьяна Задворнова. — С готовностью рассказывал фронтовые истории в СВВАУЛ, школах, куда его часто приглашали, и дома. Мне запомнились два эпизода Первый, когда с поврежденной радиосвязью дед посадил самолет на заминированный аэродром. И его прилет в поселок Куккус. Говорил: «Зашел в хату и ужаснулся: пол земляной, по нему ползает ребенок лет пяти, в углу овца с ягнятами. Как бедно жили люди!»

Татьяна принесла также бережно сохраненные фотографии, наградные удостоверения. И настоящий раритет — дневник Григория Андреевича, который он вел с начала 1944 года до лета 1945-го. Спасибо Татьяне, что она доверила нам этот бесценный документ и впервые позволила процитировать некоторые записи.

Держу в руках аккуратно сшитые страницы. На желтой бумаге ровные строчки, написанные перьевой ручкой. А за ними — жизнь! В ней тесно переплетены любимые служба, семья (жена Фаина, дочь, сын жили в военном городке), родные и ежедневный быт.

1944 год

15 января. Получил письмо от брата Павла (старший из четырех детей. — Прим. автора). Да, браток воюет с 1942 года. Дважды ранен. На передовой сейчас в охранении. За 100-30 метров от гадов. Пишет: тяжело и опасно. Ох как хочется встретиться!

17 февраля. Погиб дорогой мой старший брат Павел.

13 мая. Встал в 2.40, ушел на аэродром. Летали 18 самолетов. Учили курсантов. Вернулись в 10 утра. День ласковый, теплый. Надо заняться тыквой. Посадил 40 штук.

11 сентября. Теоретический день. Стрельба, политзанятия. Вечером все уехали домой, а я на аэродроме в Дубках бросал парашютистов с У-2 до темноты. Ночью ходил за картошкой.

1 октября. Говорят, скоро переберемся на центральный аэродром в Саратов. Четыре года в лагерях, в землянке: грязь, темно, сыро, холодно.

1945 год

8 января. За 1944 год налетал на По-2, УТ-2, Р-5, СБ 1250 посадок, 312 часов. А всего с 1937 года — 1180 часов 42 мин., 4571 посадка, 640 из них — ночью.

15 января. Нашей дорогой доченьке Людмиле исполнилось 3 года. Она у бабушки в Сызрани. Но мы сердцем с ней. Поздравили ее и послали 200 рублей на гостинцы.

22 января. Мороз 20 градусов. Тренируемся на По-2 и УТ-2 до обеда. После дома занимаюсь хозяйством или нянчу сына (родился 10 декабря 1944 г. — Прим. автора).

9 МАЯ. Все торжествуют, радуются. На улицах Саратова творятся чудеса: публика, особенно выпившие женщины, поет песни, пляшет. Сегодня простимо.

В 1946 году Григорий Усов демобилизовался по состоянию здоровья (сказалось то самое пикирование). С семьей приехал в Сызрань. Потом — в Октябрьск, где до ухода на пенсию руководил отделением Госбанка и оставил о себе добрую память.

— А небо продолжал любить. Бабушка рассказывала, что во сне он летал, — говорит Татьяна. — Свою любовь к авиации передал всем нам. Брат и я учились в школе юных космонавтов. Папа тоже мечтал стать летчиком. Но зрение подвело. Зато летали его братья, их сыновья. А теперь и мой племянник грезит авиацией. И в семейной жизни Григорий Андреевич стал примером для нас. Спустя полвека брака он и Фаина Степановна сохраняли самые теплые отношения. Даже из жизни ушли с разницей в две недели.