Версия для слабовидящих
Был директором строгим, но и душевным - Волжские Вести
Был директором строгим, но и душевным

Несколько дней назад город простился с Валентином Ивановичем Гусаровым. Он был замечательным человеком. Хочется рассказать о нем более подробно.

В эту публикацию можно было бы вставить множество отзывов о Валентине Ивановиче. Есть в Сызрани люди, которые сказали бы о нем немало добрых слов. Но позвольте мне поделиться личными воспоминаниями о Гусарове. Мы были дружны с ним более 10 лет.

Когда-то у нашей газеты была рубрика «Визитная карточка». В ней мы информировали наших читателей о новых руководителях, которые возглавляли то или иное предприятие города.

В январе 2010-го Валентин Гусаров стал директором МАУ «Благоустройство». И автор данных строк отправилась в это учреждение для соответствующего интервью. Но Валентин Иванович от него отказался. Причем в категоричной форме. Позже выяснилось, что у него побывала моя коллега из другого издания. И она много чего напутала в своем материале. А кому это понравится? Вот Гусаров невольно и перенес свое недовольство на других журналистов.

Говорю об этом случае вот почему. Он — яркая иллюстрация характера Валентина Ивановича, не терпевшего небрежного отношения к делу. Сам профессионал, он требовал того же и от других.

Я называла его про себя руководителем старой школы. В моем представлении таковым был человек, который поднимался к своему директорскому креслу по достаточно длинной лестнице. То есть начинал с рабочего, потом постепенно рос. Вот и Валентин Иванович прошел аналогичный путь: от слесаря по ремонту оборудования до директора. Думаю, что подобная школа жизни — самая правильная. Она ведь дает не только знания, опыт. Когда начинаешь с азов, впоследствии лучше понимаешь подчиненных. Говоришь с людьми на одном языке. И, кстати, без высокомерия, спеси.

Но вернемся к тому первому моему интервью с Гусаровым. Оно все-таки состоялось. Как и наше дальнейшее сотрудничество с Валентином Ивановичем. Приятно удивляло, что он постоянно держал в уме все цифры, связанные с деятельностью предприятия. И умел подкреплять собственное мнение фактами.

Взять ту же уборку снега, которой тогда занималось «Благоустройство». Помню, говорит мне: мол, в эту зиму мы добились хороших результатов. Вдвое сократилось число претензий от жителей частного сектора на несвоевременный вывоз осадков. Я ему в ответ: «Да? А вдруг люди просто поняли, что помощи от вас не дождаться? Вот и бросили жаловаться».

Другой бы на его месте вспылил. А Валентин Иванович спокойно взял ручку, бумагу. Написал для наглядности, сколько кубов снега было убрано в поселках Западном, Новокашпирском, Сормовском за определенное количество дней. Потом предложил сравнить эти показатели с аналогичными данными в минувшем году. Пришлось мне признать свою неправоту.

Гусаров умел доходчиво объяснить сложные в техническом отношении вещи. Уважал и ценил людей. Имел прекрасное чувство юмора. Любил свою семью. Гордился дочерью и внуком. А еще он любил свой дом и работу на земле, частенько упоминая, что сам из крестьян и не представляет жизни без сада-огорода.

Валентин Иванович был очень добрым человеком. Знаю, что это могли бы подтвердить те, кто работал вместе с ним. Причем не только в «Благоустройстве». Гусаров трудился и на заводе пластмасс, и в горэлектросети, и в «Водоканале». Он оставил о себе хорошую память.

Потом у него была пенсия. За ней — пандемия. Наше общение с Валентином Ивановичем немного сократилось. Но время от времени мы виделись.

Как обычно, в день рождения Гусарова, 17 февраля, звоню ему. Трубку взяла супруга Валентина Ивановича. И огорошила: у мужа инсульт. Недоумеваю: как же так? Ведь мы сравнительно недавно разговаривали.

Да, от болезни никто не застрахован. Попросила передать Валентину Ивановичу слова поддержки и пожелание скорейшего выздоровления.

Не случилось. В марте Валентина Ивановича не стало. Я так и не успела ему сказать, что всегда мечтала о таком отце, как он. Говорю это сейчас. И еще: знаю, что никогда не смогу удалить из своего телефона его номер.