Версия для слабовидящих
С коллекциями старины - по всей жизни - Волжские Вести
С коллекциями старины — по всей жизни

У Николая Григорьева  много увлечений. Одно из них — коллекционирование старинных почтовых открыток. И прежде всего тех, которые связаны с историей Сызрани.

Все началось с детства. Тогда Коля собирал марки. Мама интерес сына не одобряла. Считала, что коллекционирование отвлекает мальчика от учебы. Однако у паренька было другое мнение. Он-то знал, что именно собирательство заставило его серьезнее относиться к истории, географии. И не только.

— Я стал много читать. Наступил день, когда в ближайшей библиотеке сказали, что  книг для меня больше нет. То есть я все там уже изучил, — вспоминает Николай.

Нет, марки не мешали его учебе. Просто спустя какое-то время хобби плавно перетекло в другие увлечения. Но об этом чуть позже.

…Школа. Военное училище. Служба на Дальнем Востоке. Встречи. Как-то раз позвонил ему знакомый и сказал, что в доме, который он недавно купил, осталась от прежних хозяев пачка старых открыток.

— Их возраст начинался от 1895 года. Открытки выглядели не лучшим образом. Но меня они поразили. Чем? Не знаю. Это невозможно объяснить, — говорит Николай.

Сейчас в его коллекции более тысячи подобных открыток. Немалое место среди них занимают виды дореволюционной Сызрани. Простые бумажные прямоугольники преданно хранят былое. Они как застывшие кадры. По ним легко можно представить прежнюю жизнь города. Вот по Волге идут пароходы обществ «Восточное», «Русь». У одной из пристаней ведется выгрузка хлебной баржи. Шумит яблочный базар. Работают мельницы. По летним улицам Симбирской, Казанской, Троицкой гуляет пыльный ветерок.

А вот Сызрань 30-х годов.  В доме купца Стерлядкина (ныне ЗАГС) размещено хирургическое отделение поликлиники. У входа стоит лошадь, запряженная в телегу. Возможно, на ней привезли пациента?

— Собирательство — постоянный поиск, которому нет конца. А еще это обязательное общение. Я несколько раз бывал в Мюнхене, куда съезжаются на слеты коллекционеры со всего мира. Вы и представить себе не можете, какие предметы там выставляются! Так что, если погаснет интерес к одному увлечению, на смену ему тут же придет другое. Это вечная тема, — улыбается Николай.

Он показывает маленький кусочек жести. На нем  выбиты год (1897-й) и номер (500). Это жетон сызранского извозчика, который крепился к его пролетке и являлся лицензией. Попал жетон к Григорьеву случайно. Но… Может быть, таким образом о себе уже дало знать очередное хобби?

Или взять другой пример. В одном из приобретенных коллекционером предметов старинной мебели вдруг обнаружился тайник с бумажными деньгами времен Гражданской войны.

— И я на три месяца погрузился в изучение интереснейшей страницы в жизни нашей страны. Даже предположить не мог, что эта история настолько меня захватит, — говорит Николай.

Но вернемся к родному городу. В путеводителе по Волге, датированном 1893 годом, Григорьев нашел описание Сызрани, которое, по его словам, содержит прежде неизвестные факты. Чем не повод заняться и этим вопросом?